Венера Андреева, начальник ОДН отдела МВД России по Белоярскому району: «Я всегда хотела работать с детьми…»

Венера Андреева, начальник ОДН отдела МВД России по Белоярскому району: «Я всегда хотела работать с детьми…»

Начальник ОДН отдела МВД России по Белоярскому району подполковник полиции Венера Андреева в органах внутренних дел почти 20 лет. И все это время занималась и продолжает заниматься неблагополучными семьями и трудными подростками. Казалось бы, должна устать от такой категории лиц, даже разочароваться. А Венера Галиевна – нет, довольна выбранной профессией. И говорит, что полицейский, работающий с несовершеннолетними, прежде всего педагог и психолог.

– Венера Галиевна, у каждого свой путь в правоохранительные органы. Каким он был у Вас?

– Я родилась и выросла в небольшом поселке Комсомольский на юге Тюменской области. Сколько себя помню – хотела стать педагогом. Так и получилось. После окончания Тюменского педагогического колледжа работала в школе учителем начальных классов. После замужества с супругом переехала в г. Асбест Свердловской области, там тоже преподавала, но уже в старших классах. Как классный руководитель не раз приглашала для беседы с ребятами инспектора по делам несовершеннолетних. И она, видя мою заинтересованность, предложила попробовать свои силы в милиции. Я решила воспользоваться ее предложением и кардинально изменить свою жизнь.

– Сразу устроились в МВД?

– Не совсем. Когда стала беседовать с начальником инспекции по делам несовершеннолетних Асбестовского РОВД, она мне поставила условие. Возьмем, если и муж будет нести службу в органах внутренних дел. И пояснила: не каждый мужчина поймет, зачем его жена среди ночи по звонку, не успевая ничего объяснить, куда-то едет. А если в семье не будет понимания, то работать хорошо не получится. Я поговорила с супругом, он после небольшого колебания согласился тоже пойти в органы. Так мы и стали милицейской парой.

– Не жалеете, что так круто поменяли жизнь?

– Нет, хотя трудностей, особенно поначалу, было немало. И знаете, что согревает душу сейчас, по истечении стольких лет службы? Когда на улице с тобой здороваются и останавливаются для разговора бывшие подопечные. Они уже отслужили в армии, женились, имеют своих детей. Значит, мы работали не зря, если сумели многих таких ребят вернуть на правильный путь.

– На Север, в город Белоярский, давно приехали?

– Сюда с семьей приехала в 2003 году, тогда у нас уже было двое детей. А по рассказам подруги, жившей в Белоярском, выходило, что это город очень удобен для проживания. Маленький, компактный, красивый. Все есть для развития ребятишек. Поэтому и перевелись в отдел внутренних дел Белоярского района.

– И Вы начали работать в инспекции по делам несовершеннолетних?

– Да, хотя были предложения перейти в другие службы. Но я привыкла и любила работать с детьми, поэтому и выбрала ОДН. За мной закрепили национальные села и трассовые поселки. Участок был сложен из-за транспортной схемы. Но ничего, справлялась.

– В национальных селах есть своя специфика? Что-то Вас поразило?

– Проблемы в национальных селах, как и в других поселениях, те же. Это наличие неблагополучных семей из-за алкоголизма родителей. Когда последние забывают о своих обязанностях по отношению к несовершеннолетним детям.

Но в самом начале своей трудовой биографии на Севере, знакомясь с представителями коренных малочисленных народов Севера, отметила у них такую особенность. Забираем маленького ребенка из семьи: дома грязно, холодно, еды для ребенка нет, родители пьяные. Сбегается чуть ли не полсела: какие-то двоюродные бабушки, троюродные сестры и братья. И просят: отдайте нам ребенка, не увозите, проверьте наши условия. Далеко не у каждого народа есть такая солидарность. Хотя в последние годы эта тенденция проявляется все меньше.

– Знаю, что сотрудники ОДН часто выезжают в пришкольные интернаты.

– Да, сотрудничаем с сельскими педагогами, работающими в интернатах с детьми. Я люблю бывать в Казыме. Как-то там познакомилась с маленькой Альбиной. Девочка училась в начальных классах, но рассуждала уже как взрослая. Дети, проживая с родителями на стойбищах, рано вникают во все бытовые проблемы. И очень многое умеют к семи годам. Девочки, например, уже могут шить, вязать, рукодельничают бисером, знают, как обрабатывать шкуры животных. Такой практичности можно позавидовать.

– А что самое тяжелое в Вашей работе?

– Видеть, как маленькие дети оказываются брошенными родителями. Помню случай, который довел до слез. Позвонила женщина одной из городских пятиэтажек, что в подъезде находится малыш. Мы приехали и увидели маленькую девочку в мокрых ползунках, ползающую по полу и зовущую маму. Видеть такое невыносимо. Или еще один прошлогодний случай, произошедший ранней весной. В 5 утра наряд полицейских объезжал город и увидел во доре дома девочку лет пяти. Она была в одной пижаме, а еще лежал снег. Ее быстро укутали в полицейский бушлат и доставили в больницу.

Лишь к обеду объявилась мать. Она выпивала с подругой, а потом решила продолжить веселье в другом месте. Ушла, оставив спящую дочь одну. Та проснулась и раздетая вышла на улицу. Хорошо, что ее увидел наряд. А то последствия были бы гораздо серьезнее. Но что самое интересное: всю дорогу, пока ее везли, ребенок спрашивал, вернем ли ее маме. О родителях говорят все дети, которых забираем из дома. Хотя условия, в которых они жили, далеки от идеальных.

А бывает наоборот: дом – полная чаша, чего только у ребенка нет. А он сбегает из семьи. Разыскиваем, проводим беседы и возвращаем обратно. Самовольный уход был и в этом году.

– А в целом статистика какая?

– У нас на учете находится свыше 60 родителей и почти 50 несовершеннолетних. Если видим позитивные изменения, снимаем с учета.

Если говорить о детской преступности, то она снижается. Большинство правонарушений можно объяснить легкомысленностью ребят, серьезных мотивов нет. Хотя каждый случай расследуем, делаем выводы. Чтобы чувствовать ответственность за свой поступок несовершеннолетний должен понести наказание. И обязательно проводим разъяснительную работу, я считаю, что наши сотрудники в первую очередь педагоги и психологи.

– А как относятся к Вашей с мужем работе дети?

– Старшая дочь Екатерина пошла по нашим стопам – она кинолог, служит в Белоярском. Ее супруг – тоже полицейский. Младшая дочь еще школьница. Как знать, может, в будущем расширится наша семейная династия сотрудников правоохранительных органов.

 

P.S. «Работа с подрастающим поколением ответственна и нелегка. В целом, работа отделения по делам несовершеннолетних направлена на то, чтобы предупредить совершение несовершеннолетними преступлений. Чтобы подросток, оступившись один раз, больше не совершал противозаконных действий, стал законопослушным, полноценным и нужным членом общества», – говорит начальник ОДН Белоярского районного отдела полиции подполковник полиции Венера Галиевна Андреева.

 

Беседу вела

Наталья Максимова

ОМВД России по Белоярскому району


Чтобы быть в курсе событий вступайте в наши группы в  

Официальный канал Урай ИНФО


13:51
124
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Копирование материалов возможно только при размещении обратной активной ссылки на наш сайт.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции сайта.