Дети, потерявшие детство

Дети, потерявшие детство

Мы часто говорим о войне, о Великой Отечественной Войне, мы помним о ней всегда, не забываем о подвигах наших дедов и прадедов, чтим павших в боях. Мы знаем героев по фильмам, снимкам, по рассказам тех, кто был рядом с ними, мы наслышаны о них, как об отважных и смелых солдатах Советской армии. Мы уважаем и ценит труд тех, кто был не на передовой, в тылу, мы рассказываем своим детях о сильных русских женщинах, которым досталась нелегкая доля, о стариках, на чьи плечи упали тяготы того времени. Мы думаем и с ужасом представляем тех, для кого война и детство – едины.

Их жизнь началась незадолго до самой памятной даты для всей нашей страны 22 июня 1941 года, кто-то из них родился в 1935, 40-ом, в 42 и даже в 44 и победном 45. Истории всех детей того времени похожи, но в тоже время совсем разные… И рассказывают они их по-своему, с особым трепетом.

С постоянным чувством голода и холода

У нас была большая семья, папа, мама и нас 8 ребятишек. Я, Таня Раева, родилась в 1937 году в деревне Малиновка Новосибирской области. Тогда о войне никто даже и не думал. В один из летних дней 1941, потом уже мы запомним эту дату 22 июня, всю нашу деревню собрали возле дома управления, маму вместе с другими работниками привезли с полей и по радио сообщили, что в стране началась война. Для нас было непонятно что это такое, но по лицам взрослых мы догадывались, что произошло что-то страшное. Мужчин из деревни забрали на фронт, папа был отправлен на оборонный завод, его не взяли в бои из-за здоровья. Мама целыми днями трудилась в колхозе. Мы, впятером, под командованием старшего брата Василия летом косили траву, заготавливали сено для коровы, которая была единственной на всю нашу большую семью.

Помню, как каждый день нам приходилось тереть картошку, по 3 ведра на самодельной тёрке, сделанной из подручного материала, наши детские маленькие ладошки были содраны в кровь, мы старались помочь взрослым хоть как-то. Не забывали и про учебу, сложно было, не хватало ни бумаги, ни учебников, ни даже одежды, но в школу ходили, тянулись к знаниям. В нашей деревне была 4-х летка, дальше пришлось учиться в соседнем селе, что находилось в 4,5 километрах. Мама будила нас рано, еще за темно мы собирались, пили разбавленное молоко с сахаром, бывало съедали немного хлеба и отправлялись в путь. Тогда уже были послевоенные годы, голод ощущался еще сильнее, но мы держались. Дорога в школу была настоящим испытанием — на улице темно, снег, холод, сугробы по колено, вокруг лес, в котором водились волки, и мы с трепетом в сердце и дрожью во всем теле, гурьбой бежали, преодолевая страх, лишь бы дойти целыми и невредимыми. Отец вернулся домой в 1947.

Пройдут годы, я окончу среднюю школу, индустриально-педагогический колледж. Покину родные пенаты, проработаю ни один десяток лет по распределению технологом в Копейске в колонии №6. Создам семью, свяжу свою жизнь с органами внутренних дел. Перееду на север, в Нижневартовск, где буду трудиться в городском РОВД (теперь УМВД) начальником отдела кадров, в звании подполковник милиции. По выслуге лет я уже давно на заслуженном отдыхе, но я каждый день вспоминаю свое детство. Те военные годы, не легко нам было — тяжело, но мы справились и все вместе одержали Победу.

Маленький, да удаленький

Сейчас в моей жизни есть всё, о чём когда-то мечтал: семья, жена, внуки, дом, дача, я уже на пенсии. Много лет своей трудовой деятельности посвятил службе в милиции, был майором, работал и в дежурной части, и на руководящих должностях тогда ещё РОВД города Нижневартовска, хотя начинал когда-то со стройки, плотником в Копейске.

Родом я из Курганской области, деревни Малиновка. В 1938 году в семье Пожиленковых родился 3-ий ребёнок, родители были рады мальчишке и назвали меня старинным русским именем Иван. В 41 в семье появится младшая сестрёнка, но прожила она совсем немного, всему виной были голод и разруха. Мать наша работала в колхозе пастухом, отец в числе первых ушёл на фронт и вскоре без вести пропал. Я в свои 3 года, из 1941 мало, что помню, но зато знаю, что в 5-ти летнем возрасте я был уже за взрослого. Тогда считалось, что если умеешь ходить и тебе больше 5-ти, то можешь идти в колхоз помогать. Но я в основном был дома, на хозяйстве, ставил квашню, ни муки, ни дрожжей ничего этого не было, хлеб пекли из чего придется, корешков и травок различных. Ели всё, что находили. Частенько нас, маленьких мальчишек брали на подмогу в колхоз, старшие сено косили на быках, а мы подбирали, то на прополку пошлют, то колоски собирать.

Никогда не забуду, как к нам в деревню приносили письма с фронта, похоронки, бабы со всей округи собирались и причитали. Этот крик навсегда остался в моей памяти. Но были и счастливые яркие моменты, уже в послевоенные годы, к нам приехали врачи ставить прививки, а мы сорванцы испугались, убежали кто в лес, кто в сарае притих, думали, отлежимся. И медики решили выманить нас — каждому кто согласится на укол — давать ложку сахара, вот мы все и повылазили. Страшно было, но отведать сладкого уж очень хотелось. Всякое бывало, военные годы закалили нас, мы быстро повзрослели и возмужали.

Под пристальным вниманием фашистов

В сентябре 1941 года немцы оккупировали Винницу, на близлежащей территории создали гетто и военные концлагеря. Жители всех населенных пунктов были в подчинении врага. Я родился в 42 году, в посёлке Шпиков, нас было трое братьев, я самый младший, Аркадий Байгер. Мать в то время пыталась всеми силами прокормить семью, рядом с домом был маленький огород и мы выращивали овощи. Отец ушел на фронт в 1941, а в 44 году пришла похоронка, погиб.

Маме приходилось не просто, одной воспитывать 3 сыновей. Она оберегала нас, как могла. Немцы в то время были рядом, жили по соседству. Частенько они ходили по дворам, издевались над нами, русскими. Как-то раз наведались и к нам в гости, матери пришлось нас спрятать – под матрасом, фашисты не заметили и покинули дом. В те годы все близлежащие населенные пункты были заполнены врагом. В 1944 году немцы отступили, но наступили тяжёлые голодные годы, запасов не хватало, выращенные овощи быстро заканчивались, летом еще спасали лесные богатства: грибы, ягоды, корешки. Помню, как-то набрали грибов, были рады такому большому «улову», хотели маму удивить и угостить. Довольные приготовили и накормили всю семью и только потом поняли, что это были мухоморы. Спасибо врачам, что тогда оперативно помогли и спасли всех нас.

Еще многому научили меня те времена, не раз столкнули с трудностями, которые тогда казались непреодолимыми. Сейчас мне уже за 80, я много лет служил в органах внутренних дел, всегда был честным, прямым и смелым сотрудником, таким, каким меня воспитала моя мама и то непростое военное детство.

Мое взрослое детство

Мое детство прошло в детских домах, расположенных в Кировской области. Я родился в мае 1939 года, мама была учитель немецкого языка, папа — служил в НКВД. Это я знаю из документов, которых сохранилось совсем мало с тех времен. В начале 40-х годов меня маленького мальчишку Толю Навалихина, в детдом привёз дедушка Иван Навалихин, в связи с чем и как – неизвестно. Возможно, мои родители погибли на фронте или без вести пропали, но это лишь теперь мои догадки. Спустя время я пытался найти хоть какую-то информацию о них, о родственниках, но всё безуспешно.

В военные годы, я верил, что мои мама и папа –живы и как только всё завершится они заберут меня. С этой мечтой я просыпался и засыпал, с надеждой слушал сводки, которые передавали каждый день по утрам и вечерам из радиоприёмника, что стоял в кабинете у директрисы детского дома. Вот соберёмся всей толпой, дети, взрослые и притаимся, с замиранием сердца слушаем, как обстоят дела на фронте. В тылу было спокойнее, но не легче. Изо дня в день мы работали на огородах, собирали дикоросы, заготавливали дрова. Пошлют нас на поля собирать колоски, выстроят в одну линию несколько человек, подадут тряпичные мешки и мы тщательно каждый сантиметр изучим, чтобы не пропустить ничего лишнего и побольше наполнить свои поклажи. Бывало и лён теребили и за животными ухаживали. За каждым из нас был закреплён жеребенок и мы должны были кормить, поить, убирать и присматривать за ним. Я тогда воспитывал Матроса.

В мае 45 года, в один из дней, мы в очередной раз собрались вокруг радиоприемника и услышали «Великая Отечественная война победоносно завершилась», в тот момент радости не было предела. Наши воспитатели стали кружить нас, подкидывать к потолку и ликовать, слезы счастья – это был один из самых лучших тогда дней в жизни каждого. В 46 году постепенно наши ряды воспитанников редели, у мальчишек и девчонок возвращались родители и забирали их домой. Я тоже ждал своего часа, но, к сожалению, так и не дождался.

Но не стал отчаиваться и решил заняться своим образованием, хотел закончить десятилетнюю школу, пришлось перейти из одной в другую, благодаря своему упорству и тяге к знаниям, я окончил институт, работал в школе преподавателем. Затем меня пригласили в милицию, много лет я отдал службе в органах, в звании подполковник милиции УВД города Нижневартовска по выслуге лет ушел на заслуженный отдых. В 2000 годах мне присвоено звание «Почетный житель Нижневартовска». Я считаю, что эта не только моя заслуга, но и заслуга нашего поколения, тех, кто вместе со мной работал, кто показывал отличные результаты.

Мое детство выпало не в самые лучшие годы для страны, мы дети войны ощутили на себе все тяготы, но это все становится неважным и невзрачным, когда я вспоминаю тот день, 9 мая 1945 года,  праздник самый важный для всей моей семьи.

Вот так просто и неожиданно 22 июня 1941 года война изменила жизнь каждого, кто жил в те времени и в наши дни. Весь русский народ встал на защиту своей Родины, многие не вернулись домой, погибли, пропали без вести… Победа была за нами, но какой ценой!!!

Марина Москвина,

пресс-служба УМВД России по ХМАО – Югре


Чтобы быть в курсе событий вступайте в наши группы в  

Официальный канал Урай ИНФО


08:49
195
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Копирование материалов возможно только при размещении обратной активной ссылки на наш сайт.
Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции сайта.